Как мы добыли украденный Айфон в Никарагуа

Беру телефон, — не хватает винтика, — как у моего. «Это он!» — думаю, но еще не уверенна, «как еще проверить?», — проносится в голове. У моего не работал вай-фай. Захожу в настройки, тут вроде работает «не мой что ли?».. Все приложения стерты, фон рабочего стола не знакомый…

Это все произошло ровно через неделю, после кражи, а вот как прошла сама неделя:

1-й день после ограбления в Никарагуа — поиски на улицах
2-й день – восстановление данных
3-й день – становлюсь местной знаменитостью
4-й день – на свалку за документами
5-й день – новый дом
6-й день – Вулкан бординг
7-й день – как найти свой iPhone

1-й день после ограбления в Никарагуа

Разбуженная утренним светом, пробивавшемся через окно-просвет в крыше-потолке моей комнаты, и желанием пойти в туалет, я лежала, вперив взгляд в веселую желтизну стены хостела, до которого мы дошли-таки вчера уже глубокой ночью. Через картонные стены доносилось пиканье телефона, — я узнала звуки родного и больше не доступного мне DuoLinguo («наверняка кто-то сейчас изучает испанский с ним», — пронеслось в голове). Сон не шел. В голове прокручивался снова и снова вчерашний день.

Что теперь делать?! Как жить дальше?! Как ехать дальше?!

Время словно замерло, больше не нужно было куда либо торопиться.. Смысла в этом не было.

Я почувствовала, что на шажок приблизилась к тому серому бесцельному, безнадежному гнетущему состоянию, которое я познала 2 года назад, и в котором я пребывала несколько месяцев, не желая жить, идя в никуда, заставляя каждый день себя просто дотянуть до вечера. Это то состояние, когда я, как муха, которая бъется снова и снова об стекло, бегаю по одному кругу вопросов без ответа.

Что я сделала не так? В какой момент все произошло? Как они выглядели? Что я могла сделать иначе?

И полное отсутствие понимания, что делать дальше. Отсутствие плана: из страны меня не выпустят, к компьютеру больше не нужно бежать, и сообщения от друзей больше просматривать не на чем. В то же время паники, грусти, истерики, — всех чувств, которые можно было бы ожидать в такой ситуации, — ничего этого тоже не наблюдалось, — только трезвое, расчетливое желание составить какой-то план действий.

Осознание, что я потеряла, и как с этим справиться потом, не приходило…

Через пару часов, проснувшись снова, я старалась вспомнить сон, который только что погрузил меня в теплое, легкое, блаженно-беззаботное состояние. Не хотелось вспоминать утреннюю пустую серость. Я старалась еще понежиться в лучистом покое этого сна. Все уже не казалось таким безнадежным, вопреки прежнему отсутствию плана действий.

Позавтракав блинчиками, обретя островок спокойствия, запивая его горячим, таким привычным и родным чаем, мы через пару часов снова бросились в беспокойные волны надежды и поисков, попыток предсказать, просчитать логику злоумышленников, спиритуальных прислушиваний к интуиции и потокам энергии, окутывающим этот город. Все вещи казалось вот-вот материализуются где-то за углом, — их след еще был слишком свеж.

Наш хост, — парень у которого мы еще вчера должны были остановиться (но не поехали в виду позднего прибытия в город), приехал в хостел и готов был болтаться по улицам центра с нами, в надежде встретить вчерашних «друзей» или найти, выкинутый ими паспорт. Идея была в том, чтобы как можно скорее «по горячим следам» попытаться найти хотя бы паспорт, который, рассуждая логически, преступникам был не нужен.

Встреченные сочувствовали, охали и ахали, рассказывали нам разные обнадеживающие истории. Один сеньор без верхних передних  зубов, оптимистично рассказал про свою “историю успеха”. У него как-то украли телефон и велик заодно, приставив к ребру нож. Через неделю, после случившегося, он, с парочкой ребят из полиции (члены его семьи), продолжая периодически звонить на свой телефон (где продолжались гудки и даже снимали периодически трубку), прочесывал тайные места, где возможно продают краденое. И тупо нашел свой телефон, который зазвонил на прилавке..

Вывод дня:
— в Центральной Америке, похоже, преступники могут быть не очень умны, поэтому есть надежда их перехетрить.

—  Пообещать вознаграждение за документы, — хорошая идея.

 

2-й день – восстановление данных

Я чувствую себя живой. Как ни странно, это звучит, но именно благодаря всей этой ситуации, вдруг, я очутилась в настоящем моменте, полностью поглощенная происходящим здесь и сейчас. Вдруг смогла оценить и прочувствовать свое счастье быть тут, быть тем, кем я являюсь, возрадоваться тому, что у меня есть. Даже прикоснуться к страху.

Я чувствую себя свободной, — свободной говорить с теми, чьи свистки и «подкаты» в мою сторону еще вчера меня смущали, если не пугали на безлюдной улице. Свободу от того, что так тяготило меня в последнее время, — все то, что ждало меня на моем «старом» компьютере (работа, списки, дела, планы..).

Помещение,  похожее на многокомнатный гараж, с бетонными серыми стенами и полом, с налетом густой многомесячной пыли, с отсутствием зеркала в доме, занавески в душе, раковины в кухне, с тусклым светом от лампочек экономного режима, висящих без какого либо абажура в единственном экземпляре для каждого потолка.. все тускло, серо.. в гостиной стоит телевизор, холодильник и наша кровать.

Входная дверь – решетка, закрытая клеенкой, и на ночь подпертая доской. В ванной вместо двери – занавеска из под которой видны твои ноги снаружи..

Это — наш дом на ближайшие несколько дней. Дом местного дантиста, в котором мы с хостом – сис-админом пытаемся восстановить информацию, когда-то скопированную и позже стертую, с жесткого диска Оли, — это единственный источник хоть какого-либо восстановления моих данных

Вывод дня:
— чтобы восстановить информацию, надо подумать хорошенько, куда в последнее время теоретически она вообще была скопирована.
— восстановить стертые данные с диска или любого цифрогого носителя совсем не сложно, надо просто скачать софт для восстановления данных.
— когда восстанавливаешь данные с диска, надо в любом случае восстанавливать их на какой-то другой носитель, иначе они могут восстановиться плохо и ничего потом с этим не сделаешь.

3-й день – СМИ в Никарагуа

По настоятельным советам всех местных, мы проехались по радио каналам и дали объявление о пропаже, пообещав вознаграждение за любую информацию или документы.

Оказывается, здесь медиа — это самая первая и одна из самых действенных вещей, которая может быть в такой ситуации. Владелец первого радио, на которое мы обратились, выгреб из ящика стола, гору удостоверений личности и банковских карт, со словами, что это все тут лежит и ждет своего хозяина уже вечность. Люди приносят на радио найденные документы, а радио в рамках «социального сервиса», объявляет о находках. Но не всегда за вещами приходят, вот и копятся они тут годами.

Поехали на телеканал, где вооруженный охранник недоверчиво оглядев, пропустил нас в святая святых – записывающую студию.

Через пару дней мы, уже как свои, без всяких вопросов, прогуливались туда-обратно, приветствуя сурового охранника.

Там у нас взяли интервью, – завтра покажут в новостях, — аж дважды. Ко всему репортажу прикрепили видео и фото пропавших вещей (оказалось, они у меня восстановились!).
Есть надежда, т.к. кажется, что тут новости местного канала – довольно популярное шоу.

 

Вывод дня:
— в центральной Америке похоже не так много новостей, поэтому журналисты с радостью делают из кражи новость.
— журналисты — хорошая подмога. Они не только заинтересованны в новостях, но и просто помочь иностранке, похоже тут хорошее дело. Напрмер Эдди тут довольно известный, и разместив объявление о пропаже паспорта на Facebook в своей группе, где несколько тысяч человек участников, повысил шансы на его нахождение.

 

4-й день – свалка в Никарагуа

Свалка в Никарагуа. Как найти украденные документы
Кучи мусора

Утром поехали на телеканал, где нас ждал уже Эдди, — журналист национального уровня, успевший за вчера стать нашим другом. И начавший, писать мою историю в местной газете (Русская путешественница вокруг света..).

На его машине, мы отправились на местную свалку, куда свозится весь мусор с со всех городских помоек. Там же его и сортируют, – вытаскивают пластик и бумагу. Потом это продают в перерабатывающие предприятия (да, в Центральной Америке есть перерабатывающие предприятия, – виват Никарагуа!)

Благодаря тому, что мы были с Эдди, нам открывались самые странные и запертые для «простых смертных» двери.

«Там очень антисанитарно и всякая зараза»- предупредил  нас начальник помойки и пропустил в анналы, — огромные поля человеческих отходов, где среди гор гниющего и текущего мусора, роя назойливых мух, и стай черных падальщиков, работают люди.

Разгребают мусор, по колено в нем, — кто-то отдыхает в тени тележки, развалившись на грязной земле. Тут же дети, обнявшись брат с сестрой наблюдают за нами, — хихикают и играют. Эти дети напомнили мне старую трогательную книжку из детства – «Дети подземелья», — они в точности как ее герои.

Тут целая жизнь. От фотокамер люди прячутся, у некоторых аккуратно выщипанные брови и хорошие прически, – наверняка по вечерам они выходят в город, и может быть даже скрывают свой род деятельности. Здесь, — в Латинской Америке вообще не принято задавать много вопросов.

Быть в таком месте с журналистом – особый опыт. Он много и охотно рассказывает об их жизни. Он уже тут не в первый раз, он брал интервью у некоторых и понимает, как функционирует этот организм.

Отмахиваясь от мух, мы всем сообщили о том, что их ждет вознаграждение, прогулялись вокруг, — пока тут никто не видел никаких документов, но зато предложили нам присоединиться к их трапезе – жаренной курице.. среди этой вони и мух было странно себе представить, как они тут едят, но все же получить их шутливое приглашение было приятно..

Потом мы наведались в место, где бумага разбирается на «годную и не годную», — лачуга, где, на земляном полу, среди мешков с бумажным мусором, сидел человек, разбирающий последний на сегодня мешок. Рядом хрюкала свинья, за загородкой в этой же самой комнате. Сам дом находится в районе, где на машине не проехать, т.к. то, что является проходами между домами, так размыто, и имеет такие перепады (я уж не говорю о каком-либо покрытии), что и велосипед там не пройдет.

Свалка в Никарагуа. Как найти украденные документы
Грифоны на наших глазах доедали труп животного

Аккуратные одинаковые, одетые в форму, ученики, сверкающие белыми гольфами, рубашками и строгими темно-синими брючками и юбочками, воздающими опрятный вид, возвращались из школы. Возвращались в дома, которые и сараем не назовешь: стены сделаны из деревянных поддонов, которые используют в супермаркетах, естественно дырки, часто ничем не замазанные.

Отсутствие какого-либо покрытия на полу и на стенах. Помню, босые ноги мальчугана на сырой земле – полу его дома. Дверь – условное явление. Замков нет. Да и что охранять? Разве что мешок с кукурузой, который возможно есть в некоторых домах..

Очень интересно увидеть, что и тут люди живут.. они не много улыбаются, они настороже, — увидеть белую иностранку  в таком месте – редкое явление. Мы тоже настороже. Ходим пока светло, оставляем машину только там, где много народу, прижимаем телефоны и сумочки к себе..

С Эдди мы так же съездили к его другу, в «интеллигентную полицию» – это отдел полиции, который занимается расследованием дел, что-то типа «мозга» всей системы. Там вроде тоже начали заниматься моим делом. Мы посидели в кабинете у начальника (как раз таки друга Эдди), огромного, объемного человека. Тут кажется, чем выше ранг, тем больше живот у власть имущих. Этот был крупнее, чем шеф районной полиции, которая вела мое дело, что говорило о том, что он более важен.

Вывод дня:
— связи тут играют куда большую роль, чем буква закона
— на полицию можно надавить с помощью СМИ

 

5-й день – новый дом

Я устала. Все еще никаких результатов. Есть еще 3 надежды:

  1. Пойти в то место, где продают краденное,
  2. попытаться восстановить номер и как-то по IMAI найти телефоны.
  3. Написать письмо шефу полиции страны — Минте (кстати — это женщина, говорят, что это очень даже помогает).

Заказать новый паспорт можно только на следующей неделе. Сроки изготовления нового паспорта в Центральной Америке для русских — 2-3 месяца.

Я сняла комнату в милом месте за 110$ на месяц. Это радует, тут есть черепашки – целых 12 штук! После дождя они выползают на общую территорию из своего зеленого сада. Появляется желание стабильности. Оля через пару дней уедет, я останусь одна, это несколько пугает, я чувствую, что ослабела. Чувствую, что пока не сориентировалась снова. Пока не знаю, за что хвататься в первую очередь. Постоянно жарко. Кондиционер радует. На сколько у меня еще хватит денег? На знаю. На знаю, что делать дальше. Надо составить какой-то план., а внутри нет никаких приоритетов.

Надо восстановить доступ и поменять пароли от всех моих аккаунтов, понять, что у меня сохранилось на всяких «облаках», к которым есть доступ..

Уже 5-й день после случившегося, а я все еще не проверила все возможные «рычаги» и все еще не проверила, а что у меня вообще осталось. Просто тупо времени не хватает. А от этого нет и ощущения упорядоченности.

Момент с вещами, принадлежащими мне очень интересен.

Отправляясь в путешествие, я взяла с собой минимум, обнаружив, что по большому счету, мне нужно совсем немного.  Но тут из этого немного, но необходимого ушла самая важная часть. И в принципе ничего не случилось, — я по-прежнему жива.

Сегодня целый день решили спокойно сидеть за компом, восстанавливая пароли и разбирая активы / архивы /и всякие сохранившиеся документы.

В такой момент думаю, что Facebook был бы очень даже неплохим способом сохранения своих фоток и историй.

Почитали истории ограблений других туристов тут, — в Никарагуа, — поняли, что мы вообще легко отделались, — никто на нас не нападал, не угрожал, и вообще все прошло супер гладко.

Вывод дня:
— мы легко отделались
— не так-то просто вести расследование, — занимает кучу времени
— надо включать на телефонах всякие приложения, отслеживающие местоположение (у меня же на айфоне и на телефоне геолокация была отключена и поэтому невозможно их найти с помощью программ)
— надо устанавливать прогу — жучок на компьютер, тогда его можно легко отследить

6-й день – Вулкан бординг

Усталость такая, что ни двигаться, ни думать не хочется. Вчера решили, что вроде все самое срочное сделали, и учитывая, что Оля уезжает, через 2 дня, надо поехать на вулкан-бординг. Это было одно из того, что мы изначально планировали сделать в этой стране. Хотели поехать еще вчера, но поняли, что ни сил ни желания нет, — перенесли на сегодня.

Вчера вырубились в 10 вечера, впервые за долгое время, получив эту возможность.

У меня упадок настроения, — если бы Оля не уезжала, я бы ни на какой вулкан не поехала. Но решено, — сделано.

В 8 утра выехали и целый день лазили по вулкану, увидели его кратер, скатились кто на санках, кто на борде (подробности о вулкан бординге — тут).

Я даже почти забыла про свои потери, почти смирилась с ними.

После возвращения с вулкана были такие уставшие! Опять вырубились.

Часа через два, уже к сумеркам, проснулись. Что теперь делать? пойдем погуляем? Пошли на рынок за арбузом и заодно в полицию за бумажкой, которую Оле нужно иметь при себе на случай, если с нее повторно захотят снять налог на въезд на границе.

И тут мы встретили беззубого сеньора,  который еще в первый день был готов с нами сходить показать, где продают краденные телефоны. Он так дружелюбно вновь предложил помощь, что договорились на завтра на утро встретиться тут же  — где он работает и пойти посмотреть.

До меня все сильнее доходит размер ущерба. Выяснилось, что из восстановленных с жесткого диска файлов, половина не открывается. Я не просмотрела все эти 33 000 файлов, но уже обнаружила, что фотки с США точно утеряны… а ведь это половина моего путешествия!

Весь вечер пытались выяснить, какую еще программу для восстановления файлов или для открытия поврежденных, можем использовать. Все пока что привело к прежним результатам.

В голове: надо разведать, как же по имею (IMEI) или по сим карте узнать местоположение девайса

 

7-й день — находка!

В 10:15 мы были на месте. Все-таки вчерашнее отвлечение внимания и достаточный сон, отразились  очень хорошо на внутреннем состоянии.

На моем лице уже третий день появляется лишь вымученная улыбка, в остальное время брови сдвинуты и на лице серьезная мина, — не специально, просто доходит, чего я лишилась.

Наш «беззубый друг» (дальше буду звать его «Сеньор») уже ждал нас, и мы пошли пешком, — «тут рядом» (как всегда тут говорят), — под палящим солнцем куда-то в повороты и закоулки незнакомого города.

Наш друг – сеньор лет 50-ти, худощавый и оборванный, смахивал на бродягу, — видно сразу, что он тут «свой», — привычно несся вперед. Мы обливались потом уже через 10 минут, но путь все продолжался.

Пройдя пару «точек», обнаружили, что они закрыты. Не сдаваясь, он вел нас все дальше, — от рынка, к лавочкам и фургончикам, через пару мест, я уже привычно «проталкивала» свою легенду, что ищу мол смартфон недорогой, поэтому нужен б/у или может быть айфон..

Все, как один, по началу показывали новые модели, пытаясь убедить меня в их дешевизне и удобстве, а через некоторое время доставали «из под полы» пару-тройку юзаных моделей. Но моего не было..

Мы методично обходили все лавочки, уже подходя к их лимиту, как вдруг в одном магазине, где занимались ремонтом телефонов, сказали, что есть какой-то айфон, и что сейчас принесут показать.

До распаренного жарой сознания медленно доходили слова продавца, — «беленький», надежда заблестела на горизонте.

Через 20 минут он появился. Беру телефон, — не хватает винтика, — как у моего. «Это он!» — думаю, но еще не уверенна, «как еще проверить?», — проносится в голове. У моего не работал вай-фай. Захожу в настройки, тут вроде работает «не мой что ли?».. Все приложения стерты, фон рабочего стола не знакомый. Захожу в языки, он — на испанском, но последние два языка – английский и.. русский! «Второго такого быть не может в этом городе!»

Руки начинают дрожать, в контактах нахожу.. свои, — не стертые!

«Это он! Что делать теперь? Взять его и просто выйти с ним, а вдруг можно найти остальные вещи? Главное их не спугнуть», — думаю я. Для вида уточняю цену, говорю, что подумаю, выхожу.

Решаем, идти в полицию, Олю оставляю наблюдать за магазином, сама с нашим провожатым несусь в полицию. По пути понимаю, что эта полиция ничего не сделает, они могут еще и навредить. Решила позвонить Эдди, он не в городе (уехал на выходные), но предупредил, что если что – звонить ему. Бегу на телеканал, рассказываю взахлеб, что произошло (нельзя терять ни минуты), охлаждаюсь под кондеем (у них там как на северном полюсе вечно, – все сидят в куртках). Один из журналистов набирает Эдди и через несколько минут (с легкой руки Эдди и его, активированных через телефон, связей), приезжает на мотоцикле оперативник спец отдела в штатском.

С ним, с журналистами, приготовившими свои камеры, с двумя оперативниками в форме, едем к магазину, где ждет Оля. План такой: сперва захожу я, потом они.

Я захожу, стараясь выглядеть непринужденно, спрашиваю про телефон, — «Его уже увезли обратно». Оперативники решили не ждать, когда его привезут и выспросив про то, где же это «другое место», поехали туда. Там мой телефон уже лежал препарированный под отверткой молодого человека (позже он объяснил, что проверял его, — не подменили ли какую деталь в первом магазине).

Расспросы владельца магазина привели к одному. Он купил его для запчастей 30 сент (3 дня назад) у троих молодых людей в форме студентов. И ничего больше он не покупал, и ему не предлагали. «Как странно, ведь наверняка второй телефон тоже продали», — думала я.

Я лично (не полиция, стоявшая тупо у входа) обыскала их витрину и даже зашла в дом. Но это ни к чему не привело. Оперы забрали чела, купившего телефон, на допрос.

Позже, приехав в отделение полиции, оказалось, что они не могут отдать мне мой айфон, без разрешения шефа, который будет тут только завтра. И вообще, для доказательства, что это твой телефон, было бы хорошо иметь чек о покупке этого аппарата или хоть какие-то документы.

Начала немного волноваться, а вдруг завтра еще что-нить придумают, чтобы не отдавать мой телефон. Или если они – менты найдут остальные вещи, где гарантия, что мне их отдадут, а не заберут себе?

Вечером позвонила Эдди, он все-таки больше знает о таких вещах здесь. Он уверил, что уж телефон-то отдадут.

Я не верю своему счастью, ведь айфон, — это как минимум чаты с моими друзьями и еще все контакты!

И какой урок для упорства! Журналисты, увидев меня сегодня снова, смеялись над моим упрямством.

Еще хорошая новость: похоже, что пока готовили телефон к продаже, починили в нем вай-фай.

Вывод недели:
— найти украденные вещи реально
— надо проработать все варианты и как можно быстрее
— привлекать прессу — эффективно

Никарагуа, Леон (Nicaragua, Leon)
октябрь, 2015

 

Читайте, как произошло само ограбление на улицах Никарагуа
И если хотите узнать, как я нашла остальные вещи и чем все закончилось, подписывайтесь на продолжение:

просто введи свой e-mail: 

Есть еще 7 причин подписаться на новые статьи

Или просто заглядывайте на сайт в ближайшие дни снова.

Обнаружив в тексте ошибку, выделите её и нажмите Shift + Enter или Нажмите сюда